ШОК! Справочник по анестезии переводили ламантины-олигофрены!

Это чуть отредактированный комментарий, который я оставил к записи на стене моей однокласницы в Фейсбуке. Он раскрывает патологическую обстоятельность моего мышления на примере неудачного эпизода с покупкой медицинской литературы и звучит настолько звонко и хлестко, что я не мог его не тиснуть в бложеке.

Осторожно! Концентрация придаточных членов предложения в тексте может вызвать надрывы коры мозга у неподготовленного читателя. Приятного чтения!

Речь пойдет не о художественной литературе, но справочной: Оксфордский справочник по анестезии, русская версия — такая же бессмысленная и беспощадная, как и все русское. На языке оригинала, Oxford Handbook of Anaesthesia — великолепное издание, которое без зазрения совести можно поставить в пример и смело взять за эталон: столь всеобъемлющих справочников по моей специальности, где в пухлом томике, удобно влезающем в карман халата, коротко, без воды была бы приведена практически любая информация, которая только может потребоваться анестезиологу в процессе работы, российские авторы, к сожалению, до сих пор не создавали — может быть, из-за того, что не умеют, а может быть — не считают необходимым (вот тут бы я поспорил). Поэтому, когда во время очередного визита в «Медкнигу» я обнаружил там переводную версию британского руководства, то практически не раздумывая приобрел ее — не только для себя самого, мне очень хотелось порадовать качественной справочной литературой не владеющих иностранным языком коллег. Удовольствие было не самое дешевое, 800 рублей (оригинал с доставкой из UK обойдется лишь немногим дороже), но предвкушаемое удовольствие у польза в работе обещали сторицей окупить затраты.

О, боги, как же я ошибся! Я не могу объяснить, каким образом это могло случиться, но с первых же страниц стало очевидно: перевод титанического труда оксфордских профессоров медицины по какому-то нелепейшему недоразумению зачем-то поручили стаду умственно отсталых ламантинов. Вполне вероятно, что результат мог бы получиться по-своему неплохим, да вот только животных в процессе работы постоянно забывали кормить и поить, отчего несчастным так ни разу и не удалось прийти в сознание. Тем не менее, ламантины таки умудрились подготовить набор пожеваных бумажных листков, принятых издателем за черновик перевода руководства.

Если бы вселенская справедливость действительно существовала, на этом месте я рассказал бы, как продукт труда истерзанных млекопитающих немедленно самовоспламенился и сгорел дотла, так никогда и не превратившись в книгу и не встретившись с широким читательским кругом. Мне не пришлось бы сейчас мучать клавиатуру, изливая на ваши неподготовленные головы свои стенания. Но справедливость не свойственна нашему миру: черная полоса роковых совпадений продолжилась, когда за редактирование справочника принялись два человека, страдавших особо тяжелой формой дислексии. Неумение читать с лихвой компенсировалось глубочайшими познаниями в области медицины, очень кстати почерпнутыми горе-редакторами накануне вечером из экспресс-курса суахили по методу Илоны Давыдовой на двух аудиокассетах. Обучение было сложным, таило в себе немало подводных камней, ведь первую кассету герои моего эпоса прослушали задом наперед, а вторую магнитофон зажевал сразу же. Впрочем, все эти несущественности совершенно не помешали новоиспеченным светилам анестезиологии без зазрения совести вырезать свои дипломы кандидата и доктора медицинских наук из газеты бесплатных объявлений и представить в издательство в качестве доказательства собственной компетентности.

Все это кажется фантасмагорией и бредом, но никак иначе не способен скудный умишко мой объяснить, откуда появились на свет так вольно используемые переводчиками, но совершенно неведомой настоящим врачам терминологические уродцы и чем объяснить смертельно опасные ошибки в дозировках некоторых сильнодействующих лекарств. Понятное дело, что находящийся под впечатлением от масштабов возможных последствий слепого следования предлагаемым книжкой схемам убийства терапии, то и дело спотыкающийся об изобретенную de novo терминологическую базу мозг читателя на отсутствующую как класс стилистику текста, попранные основы русской речи и весьма вольные пунктуацию с орфографией внимания даже не обращает.

Вот так вкратце я охарактеризовал бы получившуюся книжонку. Она получилась вполне себе самодостаточной — беспощадной как к читателю, так и к его жертвам пациентам. На мой взгляд единственное, чего шедевру переводческого искусства очень не достает, так это эпиграфа: «Перед прочтением сжечь».

UPD: я побывал в издательстве Бином. Вот как это было.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.