Архив метки: а я вспоминаю

Понедельник с чистого листа: Венерина мухоловка

Хах. Вспомнил, как первое прочтение в учебнике ботаники названия венéрина мухоловка я не сообразил сразу, как поставить ударение, ударил наудачу — и растение превратилось в венерúну мухоловку. В таком виде я и знал коварную растительную ловушку для зазевавшихся крылатых насекомых, пока до меня не дошло.

Так еще много раз потом случалось, по разным поводам.

Самая стыдоба — это, наверное, базальковский возраст, словосочетание-инвалид, которое в моем лексиконе, как назло, оказалось ко всему еще и чрезвычайно живучим. Ну, все выглядело логичным: базальтовые горные породы, они древние, вот и у древних старух возраст, должно быть, базальковский.

Про Бальзака с его женщинами мне шестилетнему, было, конечно, неведомо.

Первое сентября

Лета в этом году, можно сказать, и не было. Погрев немного солнечными лучами, оно сбежало, просочилось сквозь широко растопыренные пальцы и исчезло, не оставив послевкусия. И наступила осень.

Сегодня Пелагея Александровна вошла в новый статус. Теперь Пелагея Александровна школьница. Чтобы помочь ей взобраться на новую ступеньку жизни не споткнувшись, мы собрались во дворе марьинской школы, присоединившись к пестрой толпе других первоклашек и их беспокойных родителей. Погода стояла немилосердная, но, обязуемые спущенными откуда-то из чиновничьих кабинетов разнарядками, администрация и учителя школы заставили-таки нас отстоять бессмысленную, беспощадную и не менявшуюся, кажется, с советских времен линейку.

Из динамиков доносились песни о школе времен юности моей бабушки. Красные пионерские галстуки, октябрятские значки, “а потом ты вступишь в комсомол”, вот это всё.  Бабушке бы, наверное, было бы приятно это послушать, вспомнить детство. Но бабушки не стало в этот день четыре года назад. Четыре! Как беспощадно быстро проходит время!

Странно, но я совсем не помню, как сам пошел в школу в первый раз. Отдельные, разрозненные, осколочные воспоминания, вроде того, что у меня были очки в толстой роговой оправе, синяя советская школьная форма, ношение которой как раз уже стало необязательным, советский дермантиновый школьный портфель, как у друзей Электроника и внутри у него букварь с большой буквой “А” на голубой обложке — это помню. А вот тот день, когда “в первый раз в первый класс” — хоть убей, вспомнить не могу.

От первой учительницы в голове только смутный образ. Татьяна? Оксана?.. даже имя не задержалось. Уже потом, много лет спустя, я узнал, что наш класс так и остался единственным в карьере молодой учительницы начальных классов, и выпустив нас, она больше никогда не преподавала, а дальнейшая судьба ее сложилась очень печально.

Зато помню, что на двери нашего первого кабинета висела типографским образом изготовленная табличка “1й “Ж” класс”. Хотя по всем бумагам мы проходили как первый “в”, и никакого “ж” в нашей школе и в помине не было, детей на такое количество классов не набралось.

Зато вот Пелагея Александровна ходит в первый “О” класс. И никакой ошибки тут нет: в их параллели заняты почти все буквы алфавита, говорят, есть даже первый “Х” (не хотел бы я учиться в первом “ха”, хаха). Карающая костлявая рука эффективных менеджеров-оптимизаторов, разворошив скудное наше здравоохранение, дотянулась до образования, и теперь не то 16, не то 18 школ Марьино слились в одно учебное заведение со сквозной нумерацией классов в параллелях.

Древнекитайское проклятие “чтобы тебе жить в Эпоху Перемен!” отчего-то сбылось в России в наши дни. Живем. Выживаем.

Даже погоде не нравятся эти перемены: небо нахмурилось, холодно, солнце выглядывает в прорехи ваты облаков боязливо, украдкой и совсем не греет. Холодно. Странно: когда я был школьником, на каждое первое сентября погода была как на заказ, отменная: солнечно, ясно. Мир улыбался нам, а мы улыбались миру и шли, отражая улыбками яркое первосентябрьское солнце, смело навстречу знаниям.

В одиннадцатом классе только было пасмурно ранним утром, на линейке, и накрапывал мелкий дождик. Я, помнится, еще подумал тогда, это невыраженная грусть по уходящим школьным годам падает с неба мелким бисером.

Хотя чего грустить? У каждого возраста своя прелесть. Быть взрослым настолько же здорово, как быть школьником — просто по-другому. И пока я наслаждаюсь своими днями (такими стремительными, неуловимыми!), пусть Поленька насладится своими. Расти, моя девочка. Познавай мир. Открывай новые дни, как двери, и пусть за каждой тебя ждет новое приключение, новое впечатление, новый опыт! Копи их в себе и бережно храни, а если будут вопросы, ты знаешь: я и мама всегда рядом.

Я люблю тебя, Полинка. С праздником!

Моя Италия

А знаете, ведь по-настоящему в Италию я, наверное, попал вовсе не потому, что хотелось за границу. Я вспомнил только что, какое именно обстоятельство заставило меня по-настоящему _захотеть_ оказаться там: на собеседовании, вернее, в самом начале его, нам рассказывали про то, как устроены колледжи, что там делают, чем люди заняты на учебе и чем коротают свой досуг… Помимо прочего, немаловажного, конечно, но совершенно не отложившегося в памяти, отчетливо запомнилось, что каждый учащийся получает в свое безраздельное пользование ноутбук и безболезненный, доступный, неограниченный и бесплатный интернет, прямо в своей комнате в общаге!

О, как мне хотелось собственный ноутбук! Я грезил о своем переносном компьютере, с тех пор, как потрогал первый, появившийся по причине необходимости ремонта в комнате моего папы-золотые руки. Мне было лет девять-десять, и я был в полнейшем восторге от открывающихся возможностей и предвкушения невероятной зависти окружающих при виде сего космического девайса.

С тех пор я очень часто представлял, как я работаю на ноутбуке, истекал слюнями на журнальные иллюстрации, но мир был жесток: отец ни за что в жизни не купил бы мне, техноманьяку с манией деконструкции всего, что состоит более, чем из одной детали, объект, стоимостью почти с его годовую зарплату… (впрочем, оценивая сейчас с прожитими годами [хе-хе] его мудрость, понимаю, что сам поступил бы точно так же. К тому же, я уверен, что если б я не разбирал веши, а занимался бы с их помощью созидательным трудом или самообразованием, ноут был бы куплен за любые деньги. А может, и нет, ведь настольный ПК у нас тогда уже был)

Кстати, в UWC, как мне рассказывали, действительно выдают ноуты и есть доступ в инет в комнатах. Только не во всех колледжах, а в богатых (оказывается, в системе есть и еле-еле выживающие, мой, кстати, через пару лет моего исхода оттуда, тоже оказался на грани закрытия). В Англии, например. Или в Штатах. А в италии — нет. В той Италии, которую я выбрал по причине того, что в Америку или Англию проситься, типа, нескромно, в Норвегию — холодно, а в Азию или Латинскую Америку вообще не хочется… А в Италию — вроде и Европа, и скромненько так, притом сплошние бонусы: и тепло должно быть (ХАХАХАХА), и море рядом (ХОХОХО), в общем — разумный компромисс.

Через месяц после прибытия в колледж, понял, что ошибся по всем статьям — но что-то менять было уже слишком поздно, к тому же, я обнаружил много другий сторон повседневности, которые в итоге и влюбили меня в колледж.

А свой первый ноутбук я получил следующим же летом, в 2003, когда за два с хвостиком месяца работы переводчиком на открывающемся итало-российском под крышей армянской мафии стеклянном заводе заработал необходимые деньги на недорогую модель ноута.

Который верой и правдой служил мне до лета 2006, когда Шарайкинд забыл его на заднем сиденье бомбилы (а я забыл ему с переднего сиденья о нем напомнить). Где ты сейчас, мой первый друг?

Второй ноут появился, когда мы с ниной попробовали жить вместе в Лесном городе (бррр)… И сгинул следующим летом… Ограбили на улице.

Потом, во избежание, мы купили стационарный комп, и год работали только на нем. Затем, в марте 2009 в связи с новым проектом, понадобился комп, который постоянно под рукой (на самом деле, адски захотелось заиметь нетбук). Купил, пока не расстались — тьфу-тьфу-тьфу.

А каждый раз, когда теряются электронные друзья, жалеешь не его телесную оболочку: она уже износилась, устарела, и ты ловишь себя на мысли каждый раз, что уже неоднократно подумывал о замене оной, — а душа, бесценная информационная сущность, электронное продолжение твоей собственной души, твоего я, днями, месяцами копившаяся, и, как обычно, ввиду лени хозяйской, нигде не дублированая…

И каждый раз, когда теряешь что-то, хранящее важную для тебя информацию, будто теряешь часть жизни, часть себя, как будто каждый раз умирает часть твоей души…

Не расставайтесь с жизнью, храните ее. Да пребудет с вами Бек-Ап. Берегите своих верных друзей-хранителей.

А еще бы неплохо в профессиональный кодекс скупщиков краденных лаптопов включить бэкап содержимого жесткого диска покупаемого лаптопа, и отправка образа бывшему хозяину. Меня бы это только устроило, а сам ноут пусть оставит себе как вознаграждение, все равно менять пора было.