ШОК-2: Ламантины на самом деле — милые и добрые!

Помните, некоторое время назад я обрызгал вас слюною со страниц своего бложека, упражняясь в красноречии на костях редакторов русской версии Оксфордского справочника по анестезии? История получила настолько неожиданное продолжение, что теперь мне даже немного неудобно за всю несдержанность, которую я продемонстрировал в той записи.

Напомню, что как только по прочтении нескольких разделов книги пришло осознание, что ситуация усугубляется, текст становится все менее связным, а я теряю душевное равновесие, я твердо вознамерился сдать фолиант обратно, ибо уплаченные за него 800 рублей не валяются на дороге, да и не в них, собственно, дело — попрана честь такой замечательной книги, как Oxford Handbook of Anaesthesia, а за такое надо наказывать, чтобы не было соблазна повторять свои ошибки. Да и вообще, качество отечественной медицинской литературы в последнее время так стремительно падает от плохого к худшему, что ЕСЛИ НЕ Я, ТО КОТ?

Поэтому на следующий же день после приобретения книги я отправился обратно в магазин, преисполненный решительности вернуть это недоразумение обратно на полку, где она дождалась бы более непритязательного покупателя. Но не тут-то было, согласно нашему законодательству о защите потребительских прав, возвращать печатные издания туда, откуда их приобрели, нельзя. И меня, ясное дело, вежливо послали.

Но я не сдался, нет. Я мужественно продолжил биться головой о неприступную стену, и следующим шагом стал звонок непосредственно в издательство «Бином», благо номер обнаружился на страницах книги.

— Издательство «Бином. Лаборатория знаний», здравствуйте. Чем я могу вам помочь? — спросила трубка. Я коротко объяснил сложившуюся ситуацию, и меня переключили на отдел распространения, где со мною мило побеседовала девушка с редким именем Нóра. Нора вошла в мое положение (боже, Толмасов, что ты пишешь, ахаха, перестань), и попросила перезвонить на следующий день.

Я твердо решил идти до конца. Тем более, что становилось все интереснее.

На следующий день Нора сказала мне, что издательство готово принять мой экземпляр обратно, мне нужно только доехать до них и привезти с собой книгу, чек, свидетельствующий о покупке и краткий отзыв-рецензию, чтобы им было, что предъявить редакторам. Я, честное пионерское, сначала хотел передать им тот свой отзыв — как есть, ничего не переправляя. Но потом здравый смысл восторжествовал, поэтому я сочинил другой отзыв, немного помягче, без слов «ламантины» и «олигофрены».

Впрочем, быстро стало ясно, что отзыв — это самое простое. Гораздо сложнее оказалось добраться до издательства . Дело не в том, что расположено оно у черта на куличках (вовсе нет, всего десять минут пешком от метро «Аэропорт»), а в том, что часы работы издательства и мои оказались одними и теми же часами. В итоге эпопея немного заглохла, но порыв отомстить неразумным издателям в моей душе полностью не угас.

И тут, перед самым своим днем рождения, я заболел. Заболел потому, что у моего соседа по общежитию есть немного странная привычка спать под включенным вентилятором. В условиях нашей малогабаритной семиметровой комнатушки в бурназяннице его вентилятор поднимает настоящий смерч, и этот поток холодного воздуха (как-никак, зима на дворе) всю ночь обдувает мое несчастное тельце. Исход закономерен: ринит, отит, ларингит — ОРВИ во всех своих ипостасях одновременно, я с температурой под сорок наматываю сопли на кулак. Но зато на работу я себя не пустил (пожалел пациентов, позвонил — отпросился), и, как только подействовал парацетамол и температура спала, я отправился в издательство.

В общем, знаете — там обычные люди сидят, такие же, как мы с вами. Они не носят на своем лице печать слабоумия, как мне представлялось, когда я держал в руках издатое. В общении они оказались очень милыми, чем окончательно подкупили меня.

Я ожидал, что начнутся нападки в манере вахтера советской закалки, но вместо этого передо мною вежливо извинились, выяснили, в чем причина моего недовольства (и согласились, что книга получилась дефектная!), вернули деньги. Сказали, что с 2009 года, когда книга была издана, я первый, кто обратился с претензией по поводу ее качества, и что вообще в издательство никто претензий не пишет, и что они очень сожалеют об этом. Редакторам книги обещали поставить на вид мои претензии. В общем, от общения осталось самое приятное впечатление.

Но, самое главное, мне предложили поучаствовать в работе над новыми изданиями (в том числе, и над переизданием Оксфордского справочника) в качестве внештатного редактора! Немного сомневаясь в своих возможностях и компетенции, я все-таки согласился. Теперь посмотрим, что из всего этого получится. Надеюсь, мое участие поможет сделать российскую медицинскую литературу хоть чуточку лучше.

Поживем — увидим.

ШОК-2: Ламантины на самом деле — милые и добрые!: Один комментарий

  1. Аида Куулар

    да, Толмасов, разберись там со всеми, я в тебя верю=)))

Добавить комментарий