Поговорим о наркозе

Все люди болеют. Иногда их можно вылечить таблетками, уколами и всякими неинвазивными процедурами (это называется консервативное лечение). Но увы — далеко не каждая болезнь лечится консервативно. И тогда на арене появляются труженики ножа и топора скальпеля — хирурги.

В их задачу входит разрезать пациента в правильном месте, дойти до источника беспокойства, и извлечь его на свет божий, по возможности не забыв отсоединить от вышеупомянутого пациента. Естественно, что хирурги — люди добросовестные и увлекающиеся, часто обремененные комплексом бога, поэтому за своей хирургической патологией порой забывают разглядеть больного. Но не бойся, мучимый холециститом и язвой желудка организм! У тебя есть добрый друг, товарищ и защитник от хирургической агрессии. Называется этот ангел анестезиологом. Поскольку я решил связать свою жизнь с прекрасной профессией анестезиолога-реаниматолога, имею немного свободного времени и желание побеседовать, я вам сегодня расскажу что-то про наркоз.

«Жена анестезиолога не знает,
что он уже три года бьет ее по ночам»
— Смищная шутка юмора

Как сообщает статистика, которую я сам только что придумал, наибольшую обеспокоенность у пациентов вызывает не столько само вмешательство, а наркоз и связанное с этим состояние беспомощности. Подогреваемые телевизором, газетами, нерадивыми журналистами (людьми, которые ничего не знают, не умеют, но обо всем могут поговорить и порассуждать) слухи о том, что сплошь и рядом люди просыпаются во время операции, не могут пошевелиться (но все чувствуют и слышат) только подливают масла в огонь всепоглощающего сомнения и недоверия врачу.

Причиной, побудившей меня написать в блог, стало внезапно открывшееся обстоятельство: люди совершенно не представляют, что такое наркоз, в чем он заключается и чем опасен. Сегодня я вкратце и в общем расскажу о наркозе, а вы в комментариях задавайте вопросы, если что-то останется непонятным. Об осложнениях наркоза мы поговорим как-нибудь в другой раз.

Итак, наркоз

Наркоз (общая анестезия) — это, в принципе, ни что иное, как глубокий сон, вызванный введением в организм специальных медикаментов. Со стороны пациента и со стороны анестезиолога один и тот же наркоз представляется совершенно по-разному. Для примера разберем один из самых часто встречающихся вариантов — комбинированный эндотрахеальный наркоз (ЭТН). Большинство операций в хирургических стационарах выполняются под ЭТН. Этот вид наркоза подразумевает, что во время операции за больного через специальную трубку будет дышать наркозно-дыхательный аппарат, а лекарственные средства для анестезии подаются как в виде газов (ингаляционные анестетики), так и внутривенно.

Что видит пациент

В день операции, примерно за полчаса до начала ее, пациенту делают премедикацию. Это лекарства, которые анестезиолог хочет назначить пациенту еще до поступления в операционную. Туда входят успокаивающие, противоаллергические препараты, а также все, что по мнению анестезиолога поможет сделать ведение наркоза максимально комфортным как для пациента, так и для самого врача.

После премедикации пациента перекладывают на каталку и везут в операционную. Пациенты никогда не идут туда своим ходом (ну, не должны идти), потому что могут и не дойти, если под действием лекарств из премедикации у кого-нибудь из них, например, опустится артериальное давление, он упадет в обморок и сделает себе бо-бо.

По прибытии в операционную пациента перекладывают на операционный стол, навешивают на него оборудование для мониторинга (датчики артериального давления, ЭКГ, пульсоксиметрии), устанавливают периферический венозный катетер (это несколько неприятно, немного больнее внутривенного укола — для пациента, пожалуй, самая неприятная по ощущениям часть операции, потому что дальше боль чувствовать уже не придется).

После постановки катетера через него незамедлительно начинают капать инфузионные растворы и вводить анестезиологические препараты. Под действием некоторых из этих препаратов пациент засыпает крепким здоровым сном. Перед засыпанием обычно на лицо больного накладывают маску, через которую он дышит чистым кислородом. Спокойной ночи!

В наркозе пациентам часто снятся сны, причем, как правило, они более яркие, реалистичные, чем обычно. Своим пациентам я часто советую придумать, что они будут смотреть в наркозе, и настроиться на приятные ощущения и визуальные образы — от этого настроя немало зависит!

Далее пациент просыпается (в нашей больнице, например, мы обычно будим своих больных на операционном столе, в некоторых клиниках их переводят в специальную палату пробуждения еще в наркозе и окончательно будят уже там), начинает самостоятельно дышать, к нему возвращается сознание в полном объеме. Через некоторое время (это индивидуальная особенность) уже прооперированный пациент полностью отходит от наркоза — это происходит, как только анестезиологические препараты полностью выводятся из его крови.

Что видит (и делает) анестезиолог

После того, как больной надежно заснул (достигнут глубокий наркоз), анестезиолог дает команду ввести миорелаксанты. Миорелаксанты — это лекарственные средства, которые парализуют скелетную мускулатуру больного, делая невозможными самостоятельные движения, в том числе, и дыхательные. Это делается для того, чтобы хирургам было удобнее работать, а анестезиологу — проще вентилировать легкие пациента наркозно-дыхательным аппаратом. Как только миорелаксанты подействуют, анестезиолог интубирует трахею, то есть вводит в дыхательное горло специальную трубку, через которую за больного дышит аппарат. До момента интубации больного вентилируют маской.

После интубации (а в случае, если имеет место экстренная операция — еще до вводного наркоза), в желудок больному заводится специальный желудочный зонд, через который все, что там есть и что выделится в желудке за время операции, будет выведено наружу. Это важно, потому что иначе кислое желудочное содержимое может попасть в дыхательные пути, вызвав аспирационную пневмонию, которая очень трудно и долго лечится, при этом являясь потенциально смертельным осложнением.

Далее анестезиолог приступает к поддержанию наркоза.

Классический наркоз стоит на трех китах:

  • анестезия (обесчувствливание, или, собственно, погружение в сон). Лекарственные средства, применяемые для этой цели (гипнотики) угнетают сознание пациента, таким образом, во время операции он спит, ничего не слышит и не видит. Большинство гипнотиков не обладает обезболивающим эффектом, поэтому к наркозу необходимо подключить аналгетики.
  • аналгезия (обезболивание). Хирургическая агрессия — это очень болезненно. Более того, часто операции выполняются на так называемых рефлексогенных зонах, где даже самое небольшое раздражение может вызвать сильную реакцию организма, вплоть до шока. Аналгетики (обезболивающие препараты) подавляют передачу болевых импульсов в нервных волокнах, и человек перестает ощущать боль. Во время операций часто, хотя и не всегда, применяются наркотические аналгетики, например, фентанил. Анестезиолог следит за тем, чтобы не была превышена допустимая дозировка. Стать наркоманом в результате использования наркотиков во время операции невозможно.;
  • миорелаксация (расслабление мускулатуры). Расслабленная мускулатура сильно упрощает работу хирургов. А в случае лапароскопических вмешательств (современный метод малоинвазивной хирургии, когда операция выполняется через несколько проколов в передней брюшной стенке), расслабление мускулатуры — абсолютная необходимость, напряженный живот совершенно не даст хирургам работать в брюшной полости.

Существуют, помимо «чистых» аналгетиков, гипнотиков и миорелаксантов препараты, в той или иной степени сочетающие свойства этих разных групп, чем сильно упрощают задачу анестезиологу и повышают управляемость наркозом. К сожалению, в России такие препараты часто не оплачиваются в рамках ОМС (а жаль!)

В ходе наркоза анестезиолог сбалансированно вводит препараты, чтобы поддерживать все три компонента общей анестезии. Помимо этого, он также следит за вентиляцией легких пациента и сатурацией (насыщением крови кислородом). По прямым (биспектральный индекс) и косвенным признакам (частота сердечных сокращений, артериальное давление, реакции пациента) оценивает глубину наркоза, углубляя его при необходимости, а в конце операции — готовит пациента к выходу из наркоза, отключая подачу лекарств.

В конце операции, после отключения подачи лекарств, пациент начинает просыпаться. В зависимости от индивидуальных особенностей и ведения наркоза, к нему в разной последовательности возвращаются сознание, способность самостоятельно двигаться и дышать, болевая чувствительность.

Возможен вариант, когда сознание уже восстановилось, а миорелаксанты еще продолжают действовать: в таком случае пациент будет слышать, что происходит в операционной, но не сможет пошевелиться и задышать. Мне кажется, именно отсюда растут ноги про ужасных хирургов-мучителей, которые совсем необезболенного незаснутого пациента мучили-мучили… Не переживайте: операция к этому моменту уже завершена, если вы и ощущаете какие-либо прикосновения к своему животу — это, как правило, завершающие штрихи — асептические наклейки, например. А может быть, просто боли в области операционной раны. Вам следует немного полежать и подождать: аппарат пока подышит за вас, а способность шевелиться вернется к вам в течение максимум 10-15 минут. Помните, анестезиолог внимательно следит за вами, пока вы находитесь на столе, и он заметил, что вы просыпаетесь.

Когда у больного восстановится спонтанное (самостоятельное) дыхание, ему введут средства, снимающие остаточную миорелаксацию, и экстубируют (вынут дыхательную трубку). После этого следует откашляться. Далее пациента понаблюдают несколько минут на столе, а потом переведут в отделение реанимации для пробуждения, где в зависимости от тяжести вмешательства и особенностей вашего организма, вы проведете от двух часов до нескольких дней. Это нужно, в первую очередь, для того, чтобы  предупредить развитие осложнений в раннем послеоперационном периоде.

Какие осложнения наркоза возможны? О, это длинная история. Я расскажу вам ее в следующий раз.


Это кросс-пост записи из моего личного блога. Оригинал находится здесь

Поговорим о наркозе: 9 комментариев

  1. hello024

    Интересно,как раз я написал об этом,вспоминая.Но я не совсем понял.Маска,которую кладут на лицо,это кислородная,просто дают чистый кислород?А я то думал,что из маски идут усыпляющие средства?

    1. alex Автор записи

      маска, которую кладут на лицо, другим концом присоединена к наркозно-дыхательному аппарату. Это такое специальное устройство, которое помогает анестезиологу приготовить дыхательную смесь (в которую входит кислород и в различных пропорциях другие газы — закись азота, ингаляционные анестетики или даже просто сжатый воздух) и вентилировать больного в различных режимах автоматически.

      Когда из маски идут усыпляющие вещества, поддерживающие медикаментозный сон — это называется аппаратно-масочный наркоз. Он сейчас практически никогда не применяется (иногда в детской анестезиологии, когда ребенка «засыпают» перед катетеризацией вены с помощью ингаляции анестетиков через маску, да и то, после постановки вены обычно выполняют интубацию трахеи, и маской дышать, естественно, не продолжают).

      На вводном этапе наркоза через маску всегда подают 100% кислород, а все «усыпляющие» средства и другие нужные для индукции наркоза лекарства вводятся внутривенно, через предварительно установленный катетер. Дальше анестезиолог убирает маску, интубирует трахею (устанавливает в нееи подключает эндотрахеальную трубку к дыхательному контуру аппарата. После интубации трахеи, анестезиолог может настроить дыхательную смесь по собственным предпочтениям с учетом клинической ситуации, и эта дыхательная смесь тоже может содержать, а может и не содержать ингаляционных анестетиков.

      1. hello024

        спасибо большее!Давно я был под наркозом,а воспоминания свежи,будто произошло вчера!

    2. alex Автор записи

      ого, что-то я как-то обстоятельно написал, а потом прочитал оригинальный пост и понял, что там большая часть из того, что я написал, уже рассказана ))

      что ж, давно я эту запись написал, не помню уже, о чем говорил, а о чем — только собирался )

  2. cubertox

    Брр. У меня профессиональная боязнь белых халатов. Но вроде как почитаешь грамотных людей и все на места становится.

  3. Евгения

    Для решения своей проблемы сознательно решилась на торакальную симпаэктомию. Сначала левая сторона, через месяц правая. Получив первый опыт, перед второй операцией уже будучи на столе оказалась слишком болтливой. С операционными сестрами активно обсуждали схожие (если можно так назвать) варианты проведения симпаэктомии, потом вспомнив, что у после первой операции меня выявилась сильная аллергия на пластырь, я попросила заменить чем-то другим, они мне подобрали желаемый вариант))), затем я попросила (не навязчиво и по возможности) зашить аккуратней. т.к. оперируют на боку, зашили тоже немного по диагонали, и, в итоге анастезиолог, который все это время стоял вне моего поля зрения, решил меня уже пора «вырубить», дабы заглушить мои трели. Хотя это не была нервная болтовня, я вполне адекватно себя вела, ну да ладно. Вот только когда я проснулась, т.е. мой мозг, миорелаксация продолжала действовать и я «забыла» как надо дышать, я все понимала, помнила и первое что мне пришло на ум, это анекдот про ежика, который научился дышать ж..пой, я тогда очень пожалела, что не умею этого))) никакой паники при этом не было, врачи увидев это, меня снова «вырубили». И когда я почти «пришла в себя» первый вопрос был «Как все прошло?», услышав в ответ «Все прошло хорошо» вырубилась снова и уже со спокойной душой.
    Это была не операция — сказка!Да и себя я посчитала почти идеальной пациенткой : заходила смело, говорила — дело ( работа в авиации наверно сказывается). Врачи умнички, огромная им благодарность!
    Что хочу сказать — всем давно известно, что все страхи — от незнания. Перед операцией почитайте, пообщайтесь, бояться не нужно, конечно, от персонала многое зависит.
    В общем здоровья всем крепкого!!!

  4. Уведомление: Спинальная анестезия: что, как, зачем и почему | Микрокосм им. Александра Толмасова

Добавить комментарий